+7(904)3314610

Некоторые климатические особенности 2010 года и предпосылки к их формированию

moveinfo.ru

баннер статьи

Дата:

Рассмотрены некоторые климатические аномалии 2010 года, наблюдаемые при гидрометеорологических исследованиях. Особенную популярность данному вопросу придаёт наблюдаемые большинством людей очевидные аномалии климата в регионе их проживания.

В современных средствах массовой информации широко обсуждаются вопросы глобального изменения климата. Люди, проживающие в различных регионах мира, отмечают, что в погоде присутствуют некоторые особенности, которых не наблюдалось ранее. Ярким примером климатических аномалий было первое полугодие 2010 года. Что необычного было 2010 году? В Европе при значительном уровне осадков паводковые воды мало отличались от среднего, за многолетние наблюдения, уровня. Это говорит о необычайно активном испарении. Всё первое полугодие, особенно в Северном полушарии, наблюдались положительные температурные аномалии. Особенно заметны они в Центральной и Северной Европе. При этом в Центральной Азии лето было необычайно прохладным. Над среднеазиатскими пустынями, где летним днём обычно редко бывает меньше 45°С, висели облака, и было относительно прохладно (35–40°С), так же необычно прохладное лето наблюдалось в Тянь-Шане. В Европе, а особенно в России в это время люди изнывали от жары, загорались пересохшие торфяные болота.

Некоторые исследователи объясняют этот климатический феномен активной фазой Ла-Ниньи, безусловно, Ла-Нинья и Эль-Нинья активно участвуют в процессе формирования климата на планете. Но где черпают силы глобальные гидрометеорологические процессы? Из энергий солнечной активности и гравитационного взаимодействия. Как о факторе, вносящем постоянную динамику можно говорить о активности солнца, а точнее солнечного излучения. В свою очередь способность атмосферы и гидросферы Земли удерживать и преобразовывать солнечную энергию, тесно связана с климатическими условиями. Например, влажный воздух атмосферы более интенсивно преобразует энергию солнечного излучения (особенно в СВЧ и КВЧ диапазонах) в энергию теплового движения молекул. Таким образом, при увеличении влажности атмосферы наблюдается более интенсивной прогрев её толщи, при этом меньшее количество солнечного излучения достигает непосредственно поверхности Земли, а достигшее и отразившееся опять активно поглощается влажной атмосферой. Подобный механизм удержания солнечной энергии наблюдается у CO2. Поэтому газы способные значительно поглощать энергию солнечного излучения называют парниковыми. Здесь можно вспомнить о активном испарении влаги наблюдавшемся весной 2010 года, вызванной высокой солнечной активностью о которой речь пойдёт чуть позже.

В гидросфере так же наблюдается зависимость от состояния воды способности поглощать и преобразовывать энергию солнечного излучения в тепло, кинетическую и потенциальную энергии. Например, кристаллическая вода лучше отражает, обладает меньшей теплоемкостью, чем жидкая. Отличается способность к преобразованию энергии (теплоёмкость) у воды в зависимости от процентного содержания соли. В результате в некоторых гидрометеорологических явлениях может наблюдаться эффект самоусиления. Например, процесс самоусиления присущ штормам и ураганам, формирующимся в акватории Атлантического океана. Нагрев воды и атмосферы порождает испарение и конвекционные потоки, рост влажности воздуха приводит к большему нагреву атмосферы и усилению вихревых потоков. Здесь можно отметить, что, не смотря, на присутствие положительных обратных связей у природы есть и сложные механизмы отрицательных обратных связей препятствующих лавинообразному изменению климатической обстановки.

Еще одним из факторов способных повлиять на глобальную климатическую обстановку является извержение крупных вулканов. Особенным в этом смысле оказался вулкан Эйяфьядлайёкюдль расположенный в центре ледника с высотой вершины более 1.6 тыс. метров и площадью около 100 км. кв., проснувшийся в марте 2010 года. Извержение вулкана привело не только к выбросу пепла на высоту до 100 км, но и быстрому разогреву и испарению больших объемов воды. Известно, что большое извержение стратовулкана Кракатау в 535 году привело к глобальным изменениям климата.

Солнечная активность, после минимума 11-12 летнего цикла наблюдавшегося в 2008, 2009 годах начала нарастать осенью 2009 года. Весна и лето 2010 года отмечены достаточно высокой солнечной активностью. Кроме периодических колебаний солнечной активности с частотой 11-12 лет, наблюдаются несколько видов долгопериодических колебаний, с которыми можно связать минимумы Маундера, Дальтона и др. По данным современных исследований сейчас солнце находиться в фазе повышения активности цикла долгопериодических колебаний. Текущее состояние долгопериодической активности Солнца имеет наибольшие значения, по крайней мере, за последние 1500 лет. Как результат наблюдается сложение максимумов нескольких периодических функций. Диаграммы многолетних наблюдений солнечной активности и температуры позволяют отследить влияние не столько 11-12 летнего цикла, сколько долгопериодических колебаний солнечной активности (см. изображения).

Еще одним фактором продолжающим оказывать влияние на количество энергии попадающей в нижнюю атмосферу и на поверхность земли явилось рекордное понижение толщины термосферы, зарегистрированное во время глубокого минимума 11-12 летнего цикла солнечной активности (2008, 2009 гг.). После прохода периода минимума толщина термосферы начала постепенно восстанавливаться, но это событие сыграло свою роль в формировании климата на планете.

Таким образом, к весне-лету 2010 года накопилось достаточное количество причин для формирования климатических аномалий, которые можно было наблюдать в различных регионах Земли.


  1. Hansen, J., R. Ruedy, M. Sato, and K. Lo, 2010: Global surface temperature change, Rev. Geophys., accepted.
  2. Бондаренко А. Л. Эль-Ниньо - Ла-Нинья: механизмы формирования. Природа №5, 2006 г.
  3. Hansen, J.E., and S. Lebedeff, 1987: Global trends of measured surface air temperature. J. Geophys. Res., 92, 13345-13372, doi:10.1029/JD092iD11p13345.
  4. Arneth, A., S.P. Harrison, S. Zaehle, K. Tsigaridis, S. Menon, P.J. Bartlein, J. Feichter, A. Korhola, M. Kulmala, D. O'Donnell, G. Schurgers, S. Sorvari, and T. Vesala, 2010: Terrestrial biogeochemical feedbacks in the climate system. Nature Geosci., 3, 525-532, doi:10.1038/ngeo905.
  5. Puma, M.J., and B.I. Cook, 2010: Effects of irrigation on global climate during the 20th century. J. Geophys. Res., 115, D16120, doi:10.1029/2010JD014122.